TOP-LIB.RU

Экзамен для профессора. Цикл «Университет Азуин»

Стр. 2

Подняв глаза от уставившейся на меня лопоухой серой морды, я, наконец, рассмотрела моего спасителя. Мой рот приоткрылся, но я не смогла выдавить наружу ни звука и только молча пялилась на подходившего мужчину.

Святая Игналия! Кажется, у меня температура… перегрелась у камина, не иначе…

Серые, нет, серебристые глаза под прихотливо изломанными дугами бровей смотрели прямо в душу… и, не удивлюсь, видели все мои мысли… очень, очень грязные мыслишки, чтоб их…

Иссинячёрные волосы, уложенные гладкой волной, и однодневная щетина обрамляли длинное скуластое лицо. Широкие плечи, тонкая талия и бесконечные ноги. А ещё прекрасно пошитый серый костюм – редкое явление в стенах нашего университета. В общем, думаю, не только у меня потекли слюнки.

Кстати, о слюнях…

Красавчик протянул мне руку и произнес:

 Эрчин Мавинус…

…сделал шаг, поскользнулся и свалился мне под ноги, уткнувшись лицом прямо… прямо мне… в общем, пониже живота… гхм…

В ту же секунду он резко отстранился и вскочил, оставив меня с дрожащими коленками и промокшими трусиками.

Его судорожные извинения, как и смешки окружающих, я помню очень смутно. В тот момент всё, что стояло перед моим взором – это его голова между моих ног. Чёрт, вот этого я точно никогда не забуду.

Короче говоря, зверёныш Джерри напустил вокруг себя целую лужу слюней. Лужа, кожаные ботинки, мрамор… ну, както так всё и вышло. Винить моего спасителя не в чем. Не считая моей сексуальной неудовлетворённости, ага.

Пора уже запретить держать свинчей в качестве домашних питомцев.

 

***

Да, тогда он извинился. Но, оказалось, что это исключение из его обычного поведения.

После он стал настоящей головной болью со всей этой своей самоуверенностью и «я знаю, как лучше».

Однако, несмотря на его постоянные придирки и язвительность, снисходительное обращение ко всем и каждому, университет влюбился в него сразу же.

Монстроведение выбирали для себя многие, но такой популярностью оно не пользовалось никогда. Аудитории теперь бывали забиты под завязку.

Нет, надо отдать Мавинусу должное: в своей области он был гением, да и доносил материал вполне неплохо. Но бесил своей звёздностью знатно.

А ещё тем, что не обращал на меня почти никакого внимания. Не считая моих ошибок: тут уж он не упускал случая подколоть.

Я, конечно, огрызалась, но, будем честными, не слишком. На самом деле, половина его замечаний оказывалась вполне по делу. Да и что такое замечания по сравнению с образами, заполнявшими мой разум каждый раз, как мы встречались. Очень греховными образами.

Сама по себе такая увлечённость профессором не обещала ничего хорошего.

Правда, ещё хуже – я была таким же преподавателем, как и он.

И ещё хуже – я была его начальницей.

 

***

Итак, я – Зулина Чимер, декан факультета зооботаники в университете магии Азуин. Мне двадцать восемь, и многие считают, что я получила это место в столь юном, как они говорят, возрасте, лишь благодаря отличным сиськам и васильковоголубым глазам. Все почемуто предпочитают забыть мой почти десятилетний вклад в дело тепличного культивирования агмаратов и «драконьей кости». В том, что телепортация теперь не выворачивает путешественника наизнанку, а потому стала очень распространённой, по сути, открыв границы, есть и моя заслуга. Что бы они делали, если б агмараты продолжали находить только в самых дальних чащобах, а? Я заслужила это место, и точка.

А вот чего я не заслужила, так это расстроенных нервов изза какогото мужика, пусть и такого потрясающего.

Я перевернула страницу журнала, сделав несколько пометок, сравнила записи с данными, внесёнными в систему. График на плавающем в воздухе над столом экранчике полого поднимался вверх. Не слишком интенсивно, но, по крайней мере, без спадов. Значит, наши шансы на запрошенное увеличение финансирования факультета укрепились.

Мне нужно было не меньше пятнадцати процентов прибавки к бюджету, чтобы запустить проект ботанического сада. Тот, что имелся у университета сейчас, не выдерживал критики: так, скорее парк для прогулок, чем поле для науки. Если б мы присоединили и обработали всю Луговину, выстроили оранжереи, привели имеющиеся коллекции в порядок, то могли бы лет через семь – десять поспорить с Бергарским королевским садом. Я осматривала этот заповедник в прошлом году… нет, осматривала – слишком неточное слово… любовалась, восторгалась, жутко завидовала, подумывала приковать себя в роще мурнейских дубов в центре парка…

Нам нужны были эти деньги.

И часть из них, кстати сказать, я и намеревалась заработать, приглашая к нам Эрчина Мавинуса. Его приход должен был привлечь новых студентов именно на наш факультет, как и сторонних слушателей. За плату, естественно. А посещаемость – это реклама, известность. Известность ректор Тахони обожал. Иногда перегибал палку с этим делом, но, оценивая его управление в целом – университет многое приобрёл, городок тоже вон как ожил.

В общем, известность – штука полезная, и Эрчин ею пользуется на всю катушку. В итоге дня не проходит, чтоб я не видела его или не слышала о нём.

Вот и что прикажете делать в такой ситуации девушке с живым либидо, у которой не было хоть самых завалящих отношений уже почти год?!

Адирэ предлагает смотаться в Тёмный мир, подцепить какогонибудь инкуба. Молоденького и неопытного, чтоб потом от него без проблем отвязаться. Или хохочет, и говорит, что можно не мелочиться и подкатить к самому Саулу, мол, он давно на меня глаз положил. Ага, разбежалась, только сексдемона мне и не хватало! А Саул… да мы с ним друзья, если этому искать определения, и не больше. Он интересный тип, в своём роде. Это только Санни вздрагивает при его упоминании, будто парень – квинтэссенция зла. Ну, не ангелок, что уж, но не такой уж и страшный. Но в постель… нет, нет и ещё раз нет. Я ж не самоубийца.

Впрочем, тот, о ком я мечтаю, не безопаснее.

Эрчин – укротитель монстров. Все знают его в таком качестве. Но отчегото сдаётся мне, главный монстр прячется внутри. Так почему я отнюдь не прочь ощутить его когти на своей шее?

Может, не так уж Адирэ неправа. Надо б выбраться кудато девочками, покутить. Дефицита мужчин в мире, вроде, не наблюдается.

Раздался громкий стук в дверь, и она тут же распахнулась, не успела я сказать и слова.

 Как поживает мой любимый декан?

Ну, естественно, кто ещё мог вломиться столь бесцеремонно.



Перейти к описанию книги