TOP-LIB.RU

Не судите Афродиту строго

Стр. 1

Автор: Олег Сухонин

Возрастной рейтинг: 18+

 

О книге

 

Зачем едут на Кипрский театральный фестиваль? Конечно же – за яркими спектаклями, незабываемыми впечатлениями, новыми встречами и полным погружением в праздничный мир искусства. Однако на острове начинают происходить ужасные события: сначала в отеле находят убитой актрису Руслану Лемурову, приехавшую изображать в мистерии богиню любви Афродиту, затем – Светлану Ильинскую, сыгравшую на фестивале Дездемону.В полиции выдвигают версию, что на острове орудует маньяк, охотящийся за русскими актрисами – исполнительницами ролей героинь, чья судьба так или иначе связана с Кипром.Кто следующая на очереди? Галатея? В этом и предстоит разобраться персонажам постмодернистской истории, которая наверняка порадует поклонников интеллектуального детектива и не даст заскучать любителям чёрного юмора.Все совпадения имён и фамилий в этой книге совершенно случайны. В книге встречается упоминание нетрадиционных сексуальных установок, но это не является пропагандой. Содержит нецензурную брань.

 

Олег Сухонин

Не судите Афродиту строго

 

Пятно коммандарии

 

– Настоящую шекспировскую Дездемону задушили не здесь, а в замке Фамагусты, – пояснял я Геннадию Романовичу Мавританскому, сидя за столиком в кафе на набережной Пафоса с видом на гавань и городскую крепость. – Да и в переводе Пастернака Отелло не просто её задушил, а для верности ещё и заколол кинжалом. Иначе как бы она, будучи удавленной, могла разговаривать с женой Яго Эмилией? А уж после того, как Дездемона окончательно испустила дух, там же, в Фамагусте, мавр зарезал и самого себя.

– Мавр! Слово‑то какое! – поморщился Геннадий Романович. – Намекаете на мою фамилию?

– Боже упаси! – растерялся я от столь неожиданной трактовки моих слов: – Просто в Фамагусте туристам до сих пор показывают ту самую башню Отелло. Но лично я экскурсий на турецкую сторону не вожу – там я не работаю.

Словно оправдываясь, я поведал Мавританскому о том, что прототипом героя знаменитой трагедии Шекспира, скорее всего, был губернатор Кипра начала шестнадцатого века Христофор Моро. Приревновав жену, он зверски убил её, за что до конца дней своих был брошен в «каменный мешок» – ублиет. Фамилия же этого белого ревнивца переводится как «мавр». Так что Геннадию Романовичу обижаться на меня не следует…

Но поскольку мой собеседник оказался здесь, на Кипре, в непростой ситуации и искал у меня сочувствия и поддержки, я решил мавром Отелло при нём больше не называть.

Геннадий Романович Мавританский, функционер от российской культуры, неделю назад привёз на международный фестиваль в Пафос небольшую труппу актёров провинциальных театров, чтобы представить здешней публике мистерию в честь богини Афродиты. Мистерию‑то он представил, а вот Афродиту не уберёг.

И сидя теперь напротив меня в соломенной шляпе, шёлковой рубашке лимонного цвета с рассыпанными по ней серебристо‑зелёными оливками, в светлых штанах и белых мокасинах на босу ногу, Мавританский обильно поглощал коммандарию и вдоволь предавался самоедству.

Вот и сейчас в очередной раз он тяжело вздохнул, заколыхав волнами оливки на груди и животе своей рубахи. В этот момент лёгкий ветерок сорвал с его головы шляпу, я подался вперёд, чтобы подхватить её, и невольно задел наш столик. Бокал Мавританского опрокинулся, расплескав вино на его белые брюки. Виноградный напиток расплылся по ним ядовитыми красновато‑коричневыми пятнами.

Они и мне напомнили кровь, а Геннадий Романыч так и вовсе вскрикнул. Нервы его окончательно сдали, и это можно было понять: привезённая им на Кипр Афродита была вовсе не бессмертной богиней, а обычной актрисой, и уже второй день как лежала мёртвой в местном морге.

Вид запятнанных штанов функционера отчего‑то напомнил мне начало «Баллады Редингской тюрьмы» Оскара Уайльда:

 

Гвардейца красит алый цвет,

Да только не такой.

Он пролил красное вино

И кровь лилась рекой,

Когда любимую свою

Убил своей рукой.

 

Но стихи всплыли в моём сознании лишь на секунду: ну какой, к чёрту, гвардеец из мягкотелого пузана Мавританского с его рыбьими глазами и гладкими женоподобными щёчками!

А вот с преступлением вырисовывалось всё не так однозначно: в местной полиции Геннадий Романович числился в кругу подозреваемых в насильственной смерти Афродиты. Мне‑то он, конечно, клялся и божился, что не имеет ни малейшего отношения к убийству привезённой им актрисы. Да кто же сразу самолично признается в душегубстве?

По себе знаю – никто…

Впрочем, Мавританский был всего лишь одним из подозреваемых: труп «богини» нашли у двери его номера в местной гостинице «Roman». И это было единственной против него уликой, поэтому и арестовывать чиновника пока не стали, отпустив под подписку…

Я позвал его искупаться в море, чтобы он заодно смочил там и свои залитые вином брюки. Но Геннадий Романович упёрся, предложив прогуляться до отеля, где он переоденется и собственнолично покажет мне место убийства Афродиты. После чего тут же за столом закатал свои штаны выше колен, дабы не пугать по дороге встречных прохожих и туристов «кровавыми» пятнами. Будь на нём джинсы, эта идея не прошла бы. Но штаны Мавританского были ужас как широки, и потому он легко превратил их в шорты, обнажив миру свои волосатые икры и жирные ляжки.

Минут через двадцать мы уже были у него в номере.

 

Дельфины и Русланка